Пояснения к названию персональной выставки.

Использовать буквы и фрагменты слов в графических композициях я начал давно, в конце 80-х годов прошлого века, в пору своего знакомства с народными лубочными картинками.

Это невероятно интересно: слова могут не только дублировать содержание картинки, но зачастую вступают с ней в противоречие. Графика в свою очередь тоже влияет на начертание слов и букв, неожиданно разрывает привычные словарные формы, и дополняет композицию новыми смыслами.

В 1992 году я попытался создать абстрактную графику, активно использующую в качестве главных элементов начертания букв, а главное  —  звучание этих букв. Серия так и называлась: «Буквы И Звуки».

Были специально написаны "заумные" тексты для того, чтобы немного облегчить восприятие абстрактных изображений, что, впрочем, не особенно помогло зрителям... Тогда толчком для написания текстов послужило знакомство с поэзией Алексея Крученых и Велемира Хлебникова.

В течение последующих десятилетий я занимался книжной иллюстрацией, графическим дизайном, мультимедиа, интерактивом, проектированием музейных экспозиций. И очень часто параллельно с созданием визуальных образов приходилось писать-сочинять тексты. В виде рифм, рекламных текстов, подписей, воззваний, смет, калькуляций, коммерческих предложений и контрактов.

Незаметно накопилось определенное количество изображений, использующих слова и буквы.

И вот, через 27 лет я представляю свою персональную выставку с тем же названием: "Буквы И Звуки".

Только тогда это был эксперимент, попытка создать «абстрактную графику» с использованием звучания букв и  слов, а сейчас — скорее подведение некоторых промежуточных итогов.

Да, некоторые из работ не вписываются в концепцию выставки. В смысле — они совсем без буков. Просто эти новые работы настолько хороши, что мне захотелось их представить на радость зрителям.

 

Пояснения к технологии изготовления работ.

Все без исключения работы выполнены в технике линогравюры. Это разновидность эстампа  —  авторской печатной техники, когда автор по своему оригинальному эскизу изготавливает форму, с которой ручным механическим способом печатает изображение на бумагу. То есть автор сам и изготавливает  форму, и печатает тираж. Физическая сложность изготовления печатной формы придает особую ценность оттиску на бумаге. Художник как бы "борется с материалом", и в результате этой борьбы произведение дополняется новыми смыслами.

Сейчас, с приходом новых множительных технологий, подобная технология может показаться чрезмерно неповоротливой и архаичной. Но можно оставить внешние формальные признаки ручного гравирования и применить современные способы как создания визуального ряда, так и обработки печатных форм. Но конечно же, заключительный этап создания произведения — ручная авторская печать с помощью механического пресса остается без изменений.

Предварительные эскизы я рисую цанговым карандашом на бумаге, затем создаю композицию с помощью двадцатидвухдюймового сенсорного планшета, что привычно, удобно и быстро. Перенос изображения и первоначальная обработка печатной формы происходит на трехкоординатном фрезерном станке с ЧПУ или на лазерном гравере. Потом следует основной этап — ручная гравировка формы со множеством промежуточных пробных оттисков. Заканчивается работа финальной печатью гравюры на советском офортном станке, произведенным в начале 80-х годов прошлого века.

Ручной труд отвлекает от вредных гаджетов, физически развивает тело, лечит душу.


►ОТКРЫТИЕ ВЫСТАВКИ